Вход на сайт



Онлайн

Сейчас 28 гостей онлайн

Новости сайта

Еврейские судьбы: Яков Блюмкин - Максим Исаев
Автор: Администратор   
08.10.2014 12:38

 

Одесский революционер

 
Вопреки общественному мнению, прототип легендарного Штирлица - Симха-Янкев Гершевич Блюмкин - был не аристократического происхождения, и имел далеко не истинную арийскую внешность. Да и не дожил он до тех событий, которые описываются в романе "Семнадцать мгновений весны", по которому был поставлен знаменитый фильм. Скорее и "Майор "Вихрь"" и "Мгновения" были данью, памятником одному из основоположников советских, а впоследствии российских разведслужб, которые без сбоя работают до сих пор. И кто знает, если бы он не пал жертвой политических репрессий, то возможно, Макс фон Штирлиц являлся бы исторической личностью... Но вот в событиях описанных в предыдущих книгал Семёнова ("Брильанты для диктатуры пролетариата", "Пароль не нужен" и др.) Яаков Блюмкин действительно принимал непосредственное участие, и именно под псевдонимом "Максим Исаев".
 
Родом легендарный разведчик был из одесской еврейской семьи. В 1913 закончил еврейскую начальную школу, которой руководил известный еврейский писатель — «дедушка еврейской литературы» Менделе Мойхер-Сфорим. Обучение в школе было бесплатным, за счёт иудейской общины. Там получил начатки в Талмуде, древнееврейском, идише и русском языках.
 
Блюмкин писал: В условиях еврейской провинциальной нищеты, стиснутый между национальным угнетением и социальной обездоленностью, я рос, предоставленный своей собственной детской судьбе.
 
В 1914 году работал электромонтёром, в трамвайном депо, театре, на консервной фабрике братьев Аврич и Израильсона. Брат Лев был анархистом, а сестра Роза социал-демократкой. Старшие братья Якова — Исай и Лев были журналистами одесских газет, а брат Натан получил признание как драматург (псевдоним «Базилевский»). Участвовал в отрядах еврейской самообороны против погромов в Одессе. Блюмкин вступил в партию социалистов-революционеров. Как агитатор «по выборам в Учредительное собрание» он в августе — октябре 1917 года побывал в Поволжье.
 
В ноябре 1917 примкнул к отряду матросов, участвовал в боях с частями украинской Центральной Рады. Во время революционных событий в Одессе в 1918 г. участвовал в экспроприации ценностей Государственного банка. В январе 1918-го, Блюмкин, совместно с Мойше Винницким (Мишкой «Япончиком» )принимает активное участие в формировании в Одессе 1-го Добровольческого железного отряда. Входит в доверие к диктатору революционной Одессы Михаилу Муравьеву.
 
В Одессе Блюмкин знакомится ещё с поэтом А. Эрдманом, членом «Союза защиты родины и свободы» и английским шпионом. Возможно, Эрдман и устроил дальнейшую карьеру Блюмкина в ЧК. Уже в апреле 1918-го Эрдман под видом лидера литовских анархистов Бирзе ставит под свой контроль часть вооружённых анархистских отрядов Москвы и одновременно работает для ЧК, собирая информацию о немецком влиянии в России для стран Антанты.
 
Москва: Первые чекисты
 
В мае 1918 приехал из Одессы в Москву. Руководство Партии левых эсеров направило Блюмкина в ВЧК заведующим отдела по борьбе с международным шпионажем. С июня 1918 года— заведующий отделением контрразведывательного отдела по наблюдению за охраной посольств и их возможной преступной деятельностью. В основном Блюмкин занимался иностранной агентурой.
 
Убийство Мирбаха
 
Предложил председателю Партии левых эсеров Марии Спиридоновой совершить покушение на германского посла Мирбаха. Явившись вместе с Николаем Андреевым в германское посольство 6-го июля 1918 г, открыл огонь, но только ранил посла и сам получил ранения. Андреев бросил бомбу, убившую Мирбаха, взвалил Блюмкина на себя, вынес его из посольства. Покушение послужило началом для восстаний левых эсеров на следующий день. Перед покушением Блюмкин написал письмо, где объяснил свои мотивы.
 
«Черносотенцы-антисемиты с начала войны обвиняют евреев в германофильстве, и сейчас возлагают на евреев ответственность за большевистскую политику и за сепаратный мир с немцами. Поэтому протест еврея против предательства России и союзников большевиками в Брест-Литовске представляет особое значение. Я как еврей, как социалист, беру на себя совершение акта, являющегося этим протестом».
 
Позже, в беседе с женой Луначарского — Натальей Луначарской-Розенель и с её двоюродной сестрой Татьяной Сац, Блюмкин признался, что о плане покушения на Мирбаха знали и Дзержинский, и Ленин, никаких других исторических свидетельств этому «признанию» нет, хотя логике клеветы врагов большевиков нет предела, вплоть до того, что их самих обвиняли в подготовке убийства, не смотря на очевидные политические трудности, тут же последовавшие за ним — например, германское правительство просит большевиков о согласии на доставку и размещение батальона немецких солдат для охраны немецкого посольства в Москве, что было прямой угрозой введения иностранных боевых соединений в сердце молодой Социалистической России. За убийство Мирбаха Блюмкин был большевиками к расстрелу. Но Троцкий добился, чтобы смертную казнь заменили на «искупление вины в боях по защите революции», взял его к себе в штаб, где Блюмкин, «искупая вину», служил всю гражданскую войну начальником личной охраны наркомвоенмора. Затем своим шефом он был направлен на учебу, после которой вновь был переведен в органы ГПУ.
 
В 1920 Блюмкин предстал перед межпартийным судом по делам связанным с левоэсеровским восстанием, куда входили анархисты, левые эсеры, максималисты, боротьбисты. Товарищеский суд возглавил Карелин — бывший член ВЦИКа РСФСР, мистик, лидер российских анархистов-коммунистов. Суд над Блюмкиным тянулся две недели, но так и не вынес окончательного решения.
 
На фронтах Гражданской войны
 
С сентября 1918 Блюмкин на Украине. Именно тогда и "родился" "ротмистр Максим Максимович Исаев", неуловимый разведчик и гениальный мастер сыска. В ноябре того же года, в момент всеобщего восстания против украинского гетмана Павла Скоропадского и австро-немецких оккупантов, Блюмкин-Исаев находит своих партийных товарищей в Киеве и включается в эсеровскую подпольную работу. Он участвует в подготовке террористического акта против гетмана Скоропадского, и покушении на фельдмаршала немецких оккупационных войск в Украине Эйхгорна.
 
По заданию ВЦИК был задействован в подготовке (силами украинских анархистов-махновцев) покушения на адмирала Колчака. Необходимость в этом отпала из-за ареста Колчака левыми эсерами в Иркутске.
 
В апреле 1919 Блюмкин явился с повинной в ВЧК в Киеве. Особая следственная комиссия, по согласованию с Президиумом ВЦИК и с одобрения Ф. Дзержинского, приняла решение об амнистии Блюмкина.
 
Миссия в Иран
 
Блюмкина послали в Персию для связи с революционным правительством Кучук-хана. Блюмкин участвует в свержении Кучук-хана и поддерживает хана Эхсанулла, которого поддержали местные «левые» и коммунисты. После переворота занимался организацией компартии Персии, стал членом ЦК компартии Персии и комиссаром штаба Красной Армии Гилянской Советской Республики (см., см2.) на севере Ирана. Участвуя в боях, Блюмкин руководит обороной города Энзели от наступавших войск шаха Ирана. Блюмкин был делегатом от Ирана на Первом съезде угнетённых народов Востока созванный большевиками в Баку.
 
Фаворит Дзержинского
 
Вернувшись в Москву Блюмкин издал книжку о Дзержинском и стал его фаворитом в ЧК. По личной рекомендации Дзержинского в 1920 вступил в РКП(б). Направлен на учебу в Академию Генерального штаба РККА на факультет Востока, где готовили работников посольств и агентуру разведки. В Академии Блюмкин к знанию иврита добавил знание турецкого, арабского, китайского, монгольского языков, обширные военные, экономические, политические знания.
 
В октябре 1921 года Блюмкин под тем же псевдонимом Исаев едет в Ревель (Таллин) под видом ювелира и, выступая в качестве провокатора, выявляет заграничные связи работников Гохрана. Именно этот эпизод в деятельностиБлюмкина был положен Юлианом Семёновым в основу сюжета книги «Бриллианты для диктатуры пролетариата».
 
Блюмкин и поэты
 
В 1920-е годы Блюмкин тесно сошёлся к кружком поэтов и литераторов. Дружил с Есениным и Ходасевичем, познакомился с Маяковским, Шершеневичем и Мариенгофом. Блюмкин был одним из учредителей полуанархической поэтической «Ассоциации вольнодумцев», завсегдатаем круга имажинистов.
 
Вскорости Есенин сам оказался в роли жертвы Блюмкина. За год до гибели поэта, находясь в Закавказье, Блюмкин приревновав свою жену к Сергею Есенину, на почве чего у них возник конфликт. Угроза расправы была столь реальной, что поэт поспешил покинуть Тбилиси...
 
Блюмкин дружил с Карлом Радеком.
 
Адъютант Троцкого в Наркомате обороны
 
В 1922 году после окончания Академии Блюмкин становится официальным адъютантом наркома по военным и морским делам Л. Д. Троцкого. Выполнял особо важные поручения и тесно сошёлся с наркомом. Блюмкинредактировал первый том программной книги Троцкого «Как вооружалась революция» (издание 1923 года). Троцкий писал о Блюмкине «Революция предпочитает молодых любовников».
 
Возвращение в ОГПУ
 
Осенью 1923 года по предложению Дзержинского Блюмкин вернулся сотрудником Иностранного отдела ОГПУ. Одновременно введён в Коминтерн для конспиративной работы. По заданию председателя Коминтерна Г. Зиновьева в связи с назреванием революции в Германии, Блюмкин, под тем же псевдонимом "Исаев", был командирован туда для инструктирования и снабжения оружием немецких революционеров.
 
Закавказье
 
В 1924 г. работает в Закавказье политическим представителем ОГПУ и членом коллегии Закавказского ЧК. Одновременно он является помощником командующего войсками ОГПУ в Закавказье и уполномоченным Наркомвнешторга по борьбе с контрабандой. Блюмкин участвует в подавлением крестьянского восстания в Грузии. Командует штурмом города Баграм-Тепе, что был захвачен персидскими войсками в 1922 году. Участвует в пограничных комиссиях по урегулированию спорных вопросов между СССР, Турцией, Персией. Очевидно, тогда же Блюмкин, знавший восточные языки, тайно выезжает в Афганистан, где пытается найти связь на Памире с мистической сектой исмаилитов живого бога Ага, который жил в ту пору в Пуне ([Индия]). С исмаилитским караваном "дервиш Исаев" проник в Индию. Однако там он был арестован английской полицией. Из тюрьмы Блюмкинблагополучно бежал, прихватив с собой секретные карты и документы английского агента, что собственно, видимо, и являлось основной целью операции, а вовсе не "живой бог Ага".
 
Диктатор Монголии
 
В 1926 году Блюмкин направлен представителем ОГПУ и Главным инструктором по государственной безопасности Монгольской республики. Выполнял спецзадания в Китае, Тибете и Индии. В 1927 отозван в Москву в связи с трениями с монгольским руководством и дезертирством начальника Восточного сектора ИНО Георгия Агабекова. Бежав на Запад Агабеков рассекретил сведения о деятельности Блюмкина в Монголии.
 
Константинополь и Палестина
 
В 1928 году Блюмкин — резидент ОГПУ в Константинополе. Курирует весь Ближний Восток. По заданию ЦК ВКП(б) он занимался организацией в Палестине резидентской сети. Он работает то под видом ортодокса - владельца прачечной в Яффо - Гурфинкеля, то под видом азербайджанского еврея-купца Султанова. Блюмкин завербовал венского антиквара Якоба Эрлиха, и с его помощью обустроил резидентуру, законспирированную под букинистический магазин. Параллельно официальной резидентурной работе, Блюмкин, через каналы ЧК, накладил вывоз еврейских манускриптов и антиквариата из СССР.
 
Яаков Блюмкин проделал огромную работу в западных районах СССР по сбору и спасению старинных свитков Торы, Талмуда, 330 сочинений средневековой еврейской литературы. Чтобы подготовить Блюмкину материал для успешной переправки, в еврейские местечки Проскуров, Бердичев, Меджибож, Брацлав, Тульчин направились экспедиции ОГПУ с целью изъятия конфискованных старинных еврейских книг у различных "союзов воинствующих безбожников" и подобных атеистических организаций. Блюмкин выезжал в Одессу, Ростов-на-Дону, в местечки Украины, где обследовал библиотеки закрытых синагог и еврейских молитвенных домов. Книги изымались даже из государственных библиотек и музеев.
 
В Палестине Блюмкин познакомился с Леопольдом Треппером, будущим руководителем антифашистской организации и советской разведывательной сети в нацистской Германии, известной, как «Красная капелла».
 
За свою деятельнсть он был депортирован английскими мандатными властями. В этот же период в Палестине приобретал опыт проведения специальных операций не менее легендарный Яков Серебрянский (Лаврецкий), в прошлом активный эсер, ставший помощником Блюмкина по линии нелегальной резидентуры ИНО ОГПУ
 
Возвращение в Москву
 
В 1929 по заданию Сталина безуспешно пытался совершить покушение на бывшего сталинского секретаря Бажанова, бежавшего за границу. Летом 1929 года Блюмкин приезжает в Москву, чтобы отчитаться о ближневосточной работе. Его доклад членам ЦК партии о положении на Ближнем Востоке одобрен как членами ЦК и руководителем ОГПУ В. Менжинским, который в знак расположения даже приглашает Блюмкина на домашний обед. Блюмкин с успехом проходит очередную партийную чистку, благодаря отличной характеристике начальника иностранного отдела ОГПУ Трилиссера. Партийный комитет ОГПУ характеризовал Блюмкина как «проверенного товарища».
 
Агент Троцкого?
 
Вместе с тем Блюмкин тайно наладил связи с высланным из СССР Троцким. Блюмкин поведал Троцкому о своих сомнениях в правильности сталинской политики и просил дать ему совет — оставаться ли в ОГПУ, или уйти в подполье. Троцкий убеждал Блюмкина, что, работая в ОГПУ, он больше пригодится оппозиции. Блюмкин подчёркивал свою верность оппозиции, но Троцкий недоумевал: как мог троцкист, о взглядах которого было известно, удержаться в органах ОГПУ. На этот вопрос Блюмкин отвечал так: начальство считает его незаменимым специалистом в области диверсий. Не исключено, что Блюмкин наладил связи с Троцким по заданию ОГПУ как провокатор, стремящийся завоевать полное доверие Троцкого. Он выполнял его поручения в Москве, осуществлял связь Троцкого с представителями оппозиции в СССР. В то же время Блюмкин очень интересовал Троцкого как знаток конспирации, диверсий, как знаток личного состава советских посольств, консульств, военных атташе.
 
Арест и казнь
 
Яаков Блюмкин был арестован по доносу любовницы о связях с Троцким. Он безуспешно пытался бежать в Палестину, но был арестован после погони со стрельбой на улицах Москвы. Блюмкина пытали, били на допросах. Менжинский и Ягода голосовали за смертную казнь, Трилиссер — против.
 
Надзиратель открыл дверь комнаты, в которой находился Блюмкин. Арестанта повели в подвал. Он понял, что наступил конец его короткой бурной жизни. По одной версии Блюмкин воскликнул «Да здравствует товарищ Троцкий!». По другой запел: «Вставай, проклятьем заклеймённый, весь мир голодных и рабов!», но так, или иначе, Яаков Блюмкин был расстрелян 3 ноября 1929 года.
 
 
 
 
 
 
Даниил Страхов в роли молодого Максима Исаева - Яакова Блюмкина, в сериале "Исаев"-"Молодость Штирлица"
 
 
Вячеслав Тихонов в роли разведчика Максима Исаева (х/ф "Семнадцать мгновений весны")
 
 
 
 
 
Оценка личности Блюмкина
 
В 1920-е годы Блюмкин был одним из самых знаменитых людей Советской России. Большая советская энциклопедия (главный редактор О. Ю. Шмидт) уделила ему более тридцати строк, но в то же время, кроме Юлиана Семёнова ему посвящали стихи Сергей Есенин, Николай Гумилев, Вадим Шершеневич, а Валентин Катаев в повести «Уже написан Вертер» наделил своего героя, Наума Бесстрашного, его чертами и портретным сходством. В современных текстах про Блюмкина никто не симпатизирует ему — слишком он не подходит к стереотипам русского, советского или постсоветского, или еврейского, сионистского героя. При его характеристике пользуются анахронизмами: террорист, хотя в то время его бы назвали диверсантом и это не носило бы отрицательного оттенка. Однако сама карьера Блюмкина говорит о том, что человеком он был незаурядным, а время, в котором он жил, надо оценивать по его собственным законам
 


Карта сайта